Когда через два месяца после возведения Берлинской стены от пуль восточногерманских пограничников погиб журналист Курт Лихтенштейн, западногерманская пропаганда превратила эту смерть в символ "кровавого коммунистического режима". По иронии судьбы, сам Лихтенштейн, являвшийся в свое время член Коммунистической партии Германии, считал ГДР чуть ли не раем на земле.

Пышные похороны

26 октября 1961 года в Дортмунд съехались траурные делегации со всей Западной Германии. На центральном кладбище города собралось бесчисленное множество журналистов, профсоюзных работников и просто сочувствующих. Крупнейшие партии и известные политики прислали венки.

На фото в траурной рамке был запечатлен журналист Курт Лихтенштейн, который погиб 12 октября 1961 года, как было сказано в одной из траурных речей, "при исполнении профессионального долга" на границе между Западной и Восточной Германией (фото с места трагедии можно посмотреть здесь). Западногерманские газеты пестрели сообщениями о "позорном убийстве", "дерзкой провокации" и "кровавой расправе". Глава Социал-демократической партии Германии Герберт Венер назвал Лихтенштейна "кровавым свидетельством несчастий, выпавших на долю немецкого народа".

Обстоятельства гибели журналиста действительно способствовали тому, чтобы сделать из него национального героя. ГДР полностью закрыл свои границы 13 августа 1961 года, то есть за два месяца до описываемых здесь событий, а гибель Лихтенштейна стала первым серьезным ЧП на рубеже двух Германий.
Последнее редакционное задание

Утром 9 октября 1961 года 49-летний Лихтенштейн, шеф-редактор газеты Westfälischen Rundschau, попрощался с женой с двумя дочерьми, сел в красный Ford Taunus и отправился в сторону границы с ГДР. По словам жены, журналист хотел собрать материал для большого репортажа о жизни и политическом устройстве Восточной Германии.

Реконструкция развития событий, позже сделанная полицией, говорит о том, что Лихтенштейн вплотную подъехал к границе с ГДР в деревне Цихери через три дня. Там журналист поинтересовался у сотрудника таможни, может ли он проехать дальше. Получив утвердительный ответ, он продолжил движение.

Проехав еще 2 км, журналист остановил машину. Прихватив фотоаппарат, он вышел и перешел небольшую траншею, которая обозначала границу между двумя Германиями. Сделав несколько шагов, Лихтенштейн увидел трактор и небольшую группу крестьян, собиравших картофель. Последние стали подавать журналисту сигналы о том, что ему необходимо скрыться, но эти предупреждения не возымели действия.

Лихтенштейн понял, что совершил ошибку, только тогда, когда наперерез ему побежали пограничники. Через несколько секунд раздались выстрелы, и крестьяне увидели, что "перебежчик" взмахнул руками и, качаясь, попытался отбежать назад. Пули попали журналисту в ногу и грудь. Когда восточногерманские пограничники подбежали к Лихтенштейну, он был еще жив. Несчастного доставили в больницу городка Клотце, где он скончался в тот же день.

Тело журналиста доставили в восточногерманский Магдебург и кремировали. 18 октября его вдова получила телеграмму, сообщавшую о смерти мужа и о том, что урну с прахом она получит в ближайшее время.
Версии причин убийства

Власти ГДР тотчас же стали подавать происшедшее как провокацию ФРГ. Западная Германия также не упустила шанса обвинить восточного соседа в "хладнокровном убийстве, которое показывает истинное лицо коммунизма". Чуть позже в западногерманской прессе появились спекуляции, что ГДР намеренно расправилась с Лихтенштейном, так как он был знаком с высокопоставленными чиновниками этого государства, такими как Эрих Хонеккер и Эрих Мильке (о всесильном главе Штази "Право.Ru" писало здесь) и мог располагать компрометирующими их сведениями.

Судебного же расследования смерти Лихтенштейна его вдове пришлось ждать 36 лет. Окружной суд города Стендаль взялся за дело только в 1997 году, уже после объединения двух Германий.

Судья пришел к выводу, что умысел в действиях двух пограничников, стрелявших в журналиста, не доказан и оправдал их. В документах по делу Лихтенштейна говорится, что журналисту просто не повезло, так как он наткнулся на людей, "очень рьяно исполняющих свои обязанности". Кроме того, время инцидента совпало с обострением обстановки на границе двух Германий. Именно тогда власти ГДР приказали погранслужбе стрелять в нарушителей границы, если нет другой возможности задержать их.
Парадокс Лихтенштейна

По иронии судьбы, Лихтенштейн погиб на границе и от рук государства, за интересы которого он, будучи идейным коммунистом, боролся в качестве журналиста последние годы своей жизни.

Он вступил в Коммунистическую партию Германии в 1931 году, после чего сразу же отправился в Испанию, где принял участие в гражданской войне на стороне левых сил. Через несколько лет, несмотря на еврейское происхождение и риски, с этим связанные после прихода к власти Адольфа Гитлера и его нацистской партии, он вернулся в Германию. О том, что Лихтенштейн делал во время войны, нет никаких сведений. После ее окончания он заседал в ландтаге одной из западногерманских земель — Северный Рейн-Вестфалия (на ее сайте есть специальная страничка, посвященная журналисту).

В 1953 году Лихтенштейн был вынужден оставить ряды коммунистов из-за конфликта с главой партии Максом Рейманом. А чтобы как-то зарабатывать на жизнь, бывший парламентарий решил попробовать силы на журналистском поприще. В 1956 году он вступил в Социал-демократическую партию Германии и через два года получил место в Westfälischen Rundschau, издававшейся на деньги социалистов. Именно здесь он публиковал восторженные материалы о ГДР (подробнее об этом можно посмотреть тут). Попытка же докопаться до правды, увидев Восточную Германию собственными глазами оказалась фатальной.

[Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. ]