Решение на этот счет принял президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассмотрев спор "Газбанка" с налоговиками, которые потребовали от банка представить документы по контрагенту проверяемого налогоплательщика, не относящиеся к деятельности последнего. Суд посчитал, что налоговая инспекция не вправе запрашивать у кредитной организации эти сведения и встал, таким образом, на защиту банковской тайны.

В ходе выездной проверки ООО "Управляющая компания „Электрощит-Сервис“ ИФНС по Красноглинскому району Самары запросила у коммерческого банка „Газбанк“ информацию о деятельности контрагента проверяемого общества — ООО „РемСтройИзоляция“: договор на расчетно-кассовое обслуживание, доверенность на представление интересов организации, карточки с образцами подписей и оттиска печати. Запрос был обоснован необходимостью оценки деятельности „РемСтройИзоляции“ как подрядчика объекта проверки — не обладала ли она признаками недобросовестного налогоплательщика, и проверки обстоятельств, касающихся исполнения договора подряда. Однако банк эти доводы не убедили, и инспекции он отказал. За это налоговая оштрафовала кредитную организацию на 1000 руб. по п. 1 ст. 129.1 НК РФ (неправомерное несообщение сведений налоговому органу), а банк из-за этого обратился в суд.

Арбитражный суд Самарской области признал правоту налоговой инспекции, однако апелляция это решение отменила, а решение налоговиков признала недействительным. Но те обжаловали ее постановление в кассации, и Федеральный арбитражный суд Поволжского вернул силу решению суда первой инстанции. Тогда уже „Газбанк“ обратился в Высший Арбитражный Суд.

Коллегия судей ВАС в составе судей Виктора Бациева, Марины Зориной и Анатолия Поповченко в определении о передаче спора банка и налоговой (дело А55-10502/2010) на рассмотрение президиума указала, что при рассмотрении дел такого рода суды нередко приходят к разным выводам: некоторые из них полагают, что банки обязаны предоставлять налоговикам сведения о деятельности контрагентов налогоплательщиков, но есть и судьи, думающие иначе. „Банки вправе оценивать обоснованность требований инспекций о представлении документов и отказать в их исполнении, если истребуемые документы не содержат каких-либо сведений, касающихся взаимоотношений проверяемого налогоплательщика и его контрагента – клиента банка“, — резюмировала мнение таких судей коллегия.

Сергей Козленков, представлявший на президиуме „Газбанк“ убеждал судей ВАС в том, что кредитная организация действовала в соответствии с законодательством. „Запрашиваемые налоговой сведения не содержали никаких данных о взаимоотношениях проверяемого налогоплательщика с его контрагентом“, — сказал он и добавил, что, если банк будет представлять налоговикам любую информацию по их запросу, то тем самым нарушит банковскую тайну. „Мы не отказываемся предоставлять истребуемые у нас документы, но мы готовы это делать только в рамках закона“, — сказал Козленков.

Выступавшая от имени налоговиков Любовь Шишлова, в свою очередь, пыталась убедить президиум в том, что ст. 93.1 НК, предоставляющая налоговым право запрашивать у банков документы, должна толковаться расширительно. „Налоговая инспекция в ходе проверки устанавливает правонарушения, — объясняла она. — Они не лежат на поверхности, а являются скрытыми, порой, самим налогоплательщиком. Поэтому перечень необходимых доказательств невозможно определить в одной статье Налогового кодекса“. Поэтому, по ее словам, НК определил „лишь рамки“ документов, которые можно истребовать — „документы, связанные с деятельностью налогоплательщика“. Конкретный же перечень этих документов уже может устанавливать налоговый орган, считает она. „Если следовать логике банков, то налоговые органы вообще не вправе истребовать у них какие-то документы в рамках статьи 93.1, — заключила Шишлова. — Тогда налоговый орган вообще будет связан по рукам и ногам при проведении контрольных мероприятий“. И не упустила возможности покритиковать судебную практику. „В последнее время суды и так достаточно строго относятся к доказательной базе, представляемой налоговыми органами“, — пожаловалась она.

— Какие обстоятельства вы пытались установить, которые бы свидетельствовали о совершении налогоплательщиком правонарушения, истребуя документы о расчетно-кассовом обслуживании иного лица? — поинтересовался у Шишловой судья Бациев.

— Мы хотели установить, кто от лица контрагента имел полномочия на подписание документов с налогоплательщиком, потому что у нас вышла путаница с генеральными директорами. Мы также хотели выяснить вопрос взаимозависимости и иные сведения. — ответила Шишлова.

А судьи ВАС в конечном итоге признали правоту банка. Решение 11-го апелляционного арбитражного суда (принятое судьями Владимиром Кузнецовым, Еленой Рогалевой и Татьяной Засыпкиной) было оставлено в силе, а судебные акты первой инстанции и кассации отменены.

[Ссылки могут видеть только зарегистрированные пользователи. ]